Moscow-Post RSS
24 Сентября 2017

«Уралтрансбанк» попал «под сомнение»

В банке - плановая проверка ЦБ. В том числе и по сомнительным операциям. Все спокойно или есть повод для беспокойства?

«Уралтрансбанк» попал «под сомнение»

В последнее время банковские новости напоминают сводки с полей боевых действий. У кредитных организаций массово отбирают лицензии. Раз в два года в банках проводится плановая проверка ЦБ. Для многих она заканчивается плачевно.

Стоит ли беспокоиться «Уралтрансбанку»? Имеющему 2 филиала и 59 отделений, работающих в 30-ти городах Свердловской области. Или, может, стоит беспокоиться его председателю правления Валерию Заводову?

Формальных поводов для тревоги пока нет. Однако, знаете, как оно бывает. Живешь себе спокойно. И о прошлом не вспоминаешь. Вроде бы, вычеркнул ты его из памяти. А прошлое, вдруг, приходит в самый неподходящий момент. И ладно, если просто напоминает о себе, а может с размаху и размазать тебя как муху.

Все зависит от того, какое оно у тебя – прошлое.

Эхо киллера-беглеца

Валерию Заводову прошлое напомнило о себе неожиданно. Заводов жил, получал почетные звания и награды. И вдруг оказался втянут в уголовное дело. Да не какое-нибудь мелкое, как в 2006г., когда Валерия подозревали во взятке за выдачу льготного кредита в $2.7 млн.

В 2015г. он оказался замешан в уголовном деле о серии покушений на известных свердловских бизнесменов. Дело было давнее, а вспомнили о нем только потому, что поймали киллера Ромаса Замольскиса по кличке «Замас». А ловили его почти 10 лет.

«Замас» и рассказал о конфликте Заводова с другим свердловским бизнесменом Александром Касьяновым. Яблоком раздора между ними стало административное здание.

Касьянов был гендиректором фирмы «Взаимодействие», которой принадлежало это здание. Когда «Возрождение» попала под банкротство, здание было заложено в банк под кредит в $2.5 млн. под гарантии кипрской фирмы. Та погасила кредит и передала долговые обязательства швейцарской фирме.

Касьянов обратился к Заводову, которому также приглянулось здание. И он выкупил кредиторскую задолженность. Однако здание почему-то продали другому бизнесмену - Виталию Кочеткову.

Тут и возник конфликт интересов. Касьянов в качестве обеспечения по кредиту переписал на Заводова свой Porsсhe Cayenne, который оказался в угоне. Вот после этого в квартире Касьянова и прозвучал взрыв.

Киллеры спускали мину на веревке и немного промахнулись мимо окна, Касьянов уцелел.

Следующий эпизод связан с покушением на самого Кочеткова. Он выкупил 4.6% УТБ и хотел нарастить свою долю. Кому-то это не понравилось. И на охоту за Кочетковым отправили «Замаса».

Посредником в организации этих покушений был Валерий Поваров, директор одного их свердловских ЧОПов.

Естественно, Заводов обо всем этом успел забыть. Шутка ли, десять лет прошло. И, если бы его журналисты не донимали, то даже и не вспомнил бы о таких мелких фактах, как подозрение в покушении на убийство.

Только вот есть такое правило у следователей. Ищи, кому это выгодно. А выгодно и первое, и второе преступление могло быть только одному человеку.

А еще очень бывает выгодно не помнить то, что хочешь забыть, или, по каким-то причинам, тебе невыгодно это помнить.

Как Заводов «поганки» собирал

Валерий Заводов в свое время очень гордился, что у него один из немногих в России банк, в котором партнером выступает иностранный инвестор. И не какой-нибудь, а ЕБРР. Он владел 25% «Уралтрансбанка».

И вот в 2015г. партнерские отношения были прекращены. И если уход ЕБРР был предопределен, так как банк заранее предупреждал о сокращении своих программ, то покупка принадлежащих ему 25% акций вызвала большой интерес у правоохранительных органов.

А все дело в том, что эти акции фактически были выкуплены самим Заводовым через подставные фирмы, которые были оформлены на лиц, никакого отношения к банковской деятельности не имеющих.

К примеру, одной фирмой владел часовщик, который акции ЕБРР купить, может быть, и хотел бы, только средств на это у него быть не могло.

Специалисты утверждают, что подобное могло быть только в 90-е годы, когда рынок только формировался, а в целях сокрытия истинных владельцев акции переписывались хоть на бомжей.

Таких акционеров эксперты называют «поганками». И ЦБ очень не приветствует их использование. Может, Валерий Заводов этого не знал? А может, знал, да забыл.

Кто «расправится» с Заводовым?

«Уралтрансбанк» называют очередной жертвой кризиса и жесткой политики ЦБ. Так что еще неизвестно, к чему может привести плановая проверка.

Банк переживает явный спад. Еще в январе 2015г. его рейтинг был снижен международным агентством Fitch со «стабильного» до «негативного».

Пока каждый раз при проверках банку удавалось остаться на плаву. Надолго ли с таким руководством, которое проводит политику, противоречащую требованиям ЦБ?

И таким председателем правления, как Валерий Заводов. А вдруг «сомнительные операции» утаить не удастся? Для себя-то забыть про них можно, а вот утаить от проверяющих получается не всегда.

The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика

Все что вредно для вашего здоровья