Moscow-Post RSS
22 Июля 2018
 

"Крабовая болезнь"

Сенатор Ольга Ковитиди сообщила генпрокурору о проблеме в российском рыболовстве. Накажут ли тех, кто нарушает российские законы и ловит рыбку в мутной воде?

"Крабовая болезнь"

Ольга Ковитиди, член Совета Федерации, обратилась к генпрокурору Юрию Чайке с проблемой нарушения законов об иностранных инвестициях в рыболовстве. Об этом сообщил корреспондент The Moscow Post.

Это обращение может иметь серьезные последствие для Русской рыбопромышленной компании (РРПК)

РРПК занимает первое место в России по вылову минтая и второе по сельди. А в прошлом году она стремительно ворвалась на рынок крабов, доходность которого составляет 60% в отличие от рыбного рынка -20%.

В мае 2017 г. РРПК купила квоты на вылов 2500 тонн краба за 10 млрд руб. А потом попыталась устроить "крабовую революцию"?

В ноябре прошлого года неизвестный жалобщик обратился лично к Владимиру Путину с предложением разыгрывать квоты на вылов краба на открытых аукционах. И отказаться от инвестквот, которые предусматривались для тех игроков рынка, которые строили новые суда-краболовы. Президент наложи резолюцию – подумать об изменении правил выдачи квот на вылов краба.

Большинство игроков рынка выступили против изменения правил. От аукционов отказались еще в 2004 г., так как ряд предприятий разорилось. 10-летние квоты на вылов краба были утверждены еще в 2008 г. В апреле 2018 г. должна стартовать компания по их распределению на 15 лет с 2019 г. Неудивительно, что борьба на крабовом рынке обострилась. И в нее ввязалась и РРПК, которая, по-видимому, захотела стать лидером и в этом сегменте рыбного рынка.

В декабре прошлого года стало известно, что поступило новое предложение по крабовому рынку. 40% распределять как раньше, 40% разыграть на аукционах, 20% - инвестиционные льготы для тех, кто построит заводы или суда на российских верфях. По данным СМИ такое решение предложила РРПК. Видимо, увидев негативную реакцию на первое предложение, компания попыталась смягчить удар по рынку.

Крабовые рантье?

В России запрещен вылов биоресрусов компаниями с иностранными инвестициями. Однако некоторые российские компании покупают квоты, а потом перепродают их иностранным рыбакам. На это в 2015 г. обратил внимание Владимир Путин, призвав искоренить "рыбных рантье" которые паразитируют на российских ресурсах.

В подобной схеме была замечена компания "Примкраб", которая вылавливала краба для внутреннего рынка. Возможно, для того, чтобы не отчитываться об экспорте краба?

В декабре прошлого года судно GRECE под панамским флагом доставило в южнокорейский порт Донгхе 34 тонны краба-стригуна. Расследование привело к "Примкрабу".

Зачем РППК понадобилась компания с уставным фондом в 10 тыс. руб.? Могла ли через нее вестись деятельность с иностранными компаниями? Кстати, учреждена "Примкраб" была в июле прошлого года, сразу после покупки квот РРПК. Эксперты предполагают, что "Примкраб" могла быть создана для прикрытия РРПК.

Интересно, что по мнению тех же экспертов ООО "Турниф", контролируемая РРПК не смогла выловить даже трети от полученных в 2017 г. квот на краба. А, может, она и не собиралась это делать? И одна треть могла быть передана иностранным рыбакам? Можно ли причислить РРПК к "крабовым рантье"?

Именно об этом и пишет в своем обращении в генпрокурору сенатор Ольга Ковитиди.

К обращению приложено обращение в адрес самого сенатора. В нем пишется о том, что по квотам РРПК могут осуществлять деятельность компании "Орион", "Оладон", "Дальтрансфлот", "Моррыбпром", "Водолей", "Экарма Сахалин". Все эти компании имеют в составе учредителей иностранных граждан. И это оказалось действительно так.

Если факт сотрудничества РРПК с этими компаниями будет доказан, то компании РРПК может грозить принудительное прекращения права на добычу водных биологических ресурсов. Может РРПК работать с этими компаниями через "Примкраб"?

Автор обращения также обращает внимание на то, почему возможно такое сотрудничество. Оказывается состояние флота РРПК крайне изношенное. Наверное, именно поэтому компания не может справиться с добычей краба собственными силами. Однако это же не значит, что ей может быть позволено, вероятно, нарушать российские законы? Ольги Ковитиди просит Генеральную прокуратуру навести законный порядок в этом вопросе.

Что происходит на крабовом рынке?

В конце февраля в Москве экстренно прошел Всероссийский съезд союза рыбаков, который собрал около 500 игроков рынка со всей страны. Вот как в листовке была определена цель съезда: "Главная цель съезда – развеять мифы о рыбаках и рыбопромышленной отрасли, которые активно насаждаются определенной группой лиц, использующих возможность прямого доступа к первым лицам государства и лично президенту В. В. Путину".

Федеральное ведомство до сих пор не признало авторство предложения об изменениях в распределение льгот. Оно является анонимным? Почему же вокруг него разгорелась такая шумиха? Да потому что какие-то типа неизвестные частные лица собираются переделать рынок в угоду собственным интересам. И имеют доступ к президенту России. Не является ли это вызовом всему рынку?

Прямое отношение к РРПК может иметь заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук. До прихода на эту должность он несколько лет возглавлял дальневосточный филиал РРПК. Не он ли лоббирует ее интересы в ведомстве? Достаточно вспомнить, как делили в прошлом году квоту на вылов краба-стригуна в подзоне Приморья на 2018 г.- 66.66% получила компания "Турниф", принадлежащая РРПК.

С такими связями перед РРПК – открытое море с огромным количеством рыбы и крабов. Возможно, что и минтай с сельдью РРПК может не сама вылавливать? Что же это получается? Вопреки требованиям президента в море могут продолжать орудовать посредники, нарушающие законы? Вот это Юрию Чайке и предстоит выяснить. Будут ли найдены и наказаны виновные?

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика